- "Ну чё, братан, сколько колхозов успел развалить, председательствуя?" - спросил "шеф", подписывая раком-дательное письмо...

«Преступление в одном обществе может казаться требованием морали в другом»

Где же та грань, что отделяет преступника от нормального человека? В какой момент ты осознаешь, что все твои знания и навыки уже никому не нужны? Мир выбрасывает тебя на обочину крутого поворота дороги, оставляя позади себя, а сам уходит далеко вперед. И в то же самое время он беззащитен перед тобой. Впрочем, нет, не беззащитен. До известной степени уязвим, но и это уже неплохо.

«Почему я размышляю о себе уже как о преступнике? А есть ли другой выход? Можно так и сидеть в этом парке, потягивать пепси, кататься до одури на такси, а потом, когда кончатся деньги (а таким темпами они кончатся очень быстро), отправиться в поисках работы. Быть может, администратором локалки, где-нибудь в душной и пыльной конторе с поломанным кондиционером, за целую тысячу рублей в месяц или, если повезет, за две. Это же не Москва, тут люди и за такие деньги работать рады».